Фото: www.starikam.org
Поделись Сгущенкой с другом

‪#нормальные_люди

БАБУШКА ПО ПЕРЕПИСКЕ

Можно ли вернуть российским пенсионерам радость жизни? «Мулбабар» пообщался с теми, кто пытается это делать каждый день, — с создателями благотворительного фонда «Старость в радость».

Попробуйте сосчитать благотворительные проекты для пожилых — и даже пальцев одной руки окажется много. А в 2007 году, когда первокурсница-филолог Лиза Олескина придумала «Старость в радость», это и вовсе казалось чем-то маргинальным. Поехав в Псковскую область на фольклорную практику, Лиза познакомилась с сельским домом престарелых — и унынием, которое в нем царило. «Вначале у меня не было наполеоновских идей, — рассказывает Лиза. — Просто это же абсолютно нормально, когда ты стараешься поменять ситуацию, которая тебе не нравится. А когда ты это делаешь усиленно, все вокруг узнают и либо вовлекаются, либо рассказывают другим».

Так в фонде появилось семь единомышленников. Лиза и координатор программ Алла Романовская — одни из тех, кто остался с самого основания. «Я увидела в ЖЖ объявление Лизы с предложением поехать в дом престарелых и устроить старикам Новый год, — рассказывает Алла. — Я тогда была студенткой и ничего особо не умела. Так что взяла гитару, запаслась песнями и приехала. А потом постепенно приходит понимание, что ты не можешь петь бабушке, если она лежит на гнилой кровати. И что надо собрать деньги и купить новую кровать. Одно за другое цепляется именно из практики».

А потом появились «бабушки по переписке». Создатели фонда находили людей, которые с удовольствием писали одиноким пенсионерам письма. Для многих это было едва ли не единственным способом общения с внешним миром. «Бабушек мы поначалу “раздавали” по своим друзьям, — говорит Алла. — А потом просто открывали карту, выбирали забавные названия сел и ехали туда в дома престарелых знакомиться с новыми бабушками. Приехав, уже не можешь их так просто оставить, начинаешь о них заботиться».

Помимо переписки фонд занимается сбором денег на кровати, лекарства, подгузники и медоборудование. «В дома-гигантах на 300–600 человек мы нанимаем медсестер и культоргов для лежачего отделения, — рассказывает Алла. — Это огромный коридор, где две-три санитарки на пятьдесят пациентов. И эти женщины должны всех покормить четыре раза в день, помыть, перестелить… Понятно, что от них трудно требовать какого-то человеческого отношения. Так что мы нанимаем дополнительный персонал, который можем контролировать и который помимо санитарской части занимается еще и общением. Потому что иначе такие пожилые люди лежат в палате без радио и телевизора, куда только изредка заходит санитарка. И если с ними не разговаривать, то они быстро деградируют. А если голова у них работает, то и продолжительность, и качество жизни другие».

Но самое трудное, с чем сталкиваются сотрудники фонда, — изменить отношение пожилых людей к самим себе. «Когда приходит культорг, они начинают сопротивляться: говорить, что они старые, больные и ничего не хотят, — рассказывает Алла. — Очень трудно их “раскачать”, потому что у пожилых менталитет “мы здесь просто дожить”. Попав в дом престарелых, ты перестаешь быть личностью. Нет никакого своего пространства. Персонал может зайти в комнату не стучась. Наверное, когда ты по четыре раза в день меняешь человеку подгузник, сложнее воспринимать его как личность. Но и бабушки с дедушками сами говорят, что им ничего не надо. Поэтому наши волонтеры ходят и тормошат их. Для начала предлагают просто пообщаться, почитать им. Важно показать пожилым, что у кого-то в соседней палате получилось, а значит, и у них получится. Старики ведь похожи на детей. Как сказал про дом престарелых один дедушка, “пионерский лагерь, из которого тебя никогда не заберут”».

В маленьких домах престарелых все иначе. На 30–50 человек — 20 человек персонала. В палатах не больше двух человек, да и еда куда лучше. «К сожалению, такие дома невыгодны государству, — говорит Алла. — Их закрывают, а бабушек и дедушек переселяют в огромные дома, где у санитарок тотальное выгорание и они даже не всегда осознают, ворочают они людей или мешок картошки. Однажды мы приехали в один из таких, а там от холода ноги к полу липли, старики были укрыты куртками вместо одеял. Так что мы бьемся за маленькие дома. Вот сейчас собираем три миллиона на ремонт котельной, чтобы тридцать стариков могли дожить в человеческих условиях».

«Старость в радость» — это досуг, арт-терапия и медицинская реабилитация. У каждого направления свой руководитель. Но человек, который убеждает, что все получится, если какие-то идеи кажутся невыполнимыми, только один. Это Лиза. «Я помню, что вначале многие говорили, что никогда не будет фонда, который занимался бы только пожилыми людьми, потому что никому это неинтересно, — вспоминает Лиза. — Кто-то говорил, что мы не сможем опекать больше одного дома престарелых. А сейчас их у нас больше ста. Еще есть “летние лагеря”, когда мы две недели живем при доме престарелых и сами делаем в них ремонт — вначале многие не понимали: кто же поедет в отпуск в дом престарелых? В итоге это очень популярный вид отпуска у интеллигенции. А последние год-полтора еще и способ встретить своего избранника. За последние месяцы были две свадьбы среди волонтеров».

И все-таки этот вопрос остается: почему в России вся помощь пожилым держится на небольшой группе людей — и этих людей куда меньше, чем тех, кто помогает детям и животным? «Мне кажется, все дело в боязни старости. И, условно говоря, несложившейся жизни, — говорит Алла. — Об этом страшно думать, глядя на условия, в которых живут старики. Поэтому мы стараемся много шутить: подбираем идеальные дома престарелых, где когда-нибудь окажемся всей командой. Любим представлять, какими будем в старости и какие песни будем требовать, чтобы нам спели. Конечно же, “Тополиный пух” “Иванушек International”».

«Мы с нашими бабушками и дедушками сейчас в той же ситуации, в которой благотворительность в России находилась лет десять назад, — говорит Лиза. — Постепенно все начинают понимать, что бабушкам и дедушкам тоже нужно внимание, что им надо дарить подарки и навещать. Может быть, лет через десять мы поймем: это неправильно, что у нас переполнены дома престарелых и нет никаких инструментов поддержки пожилых людей. Но мне приятно, что если семь лет назад все спрашивали “зачем это делать?”, потому что они и без того скоро умрут и лучше помогать детям, то сейчас чаще спрашивают “как я могу помочь?”. Даже если у тебя не много денег и времени, ты кучу всего можешь сделать. Начни со своей бабушки, которую редко навещаешь».

 

Текст: Александр Мурашев
Фонд «Старость в радость» в Фейсбуке
Фото в рассылке: Peugeot

 
 

9/11: РАССКАЗ БОРТПРОВОДНИКА

Один из пассажиров попросил разрешения сделать объявление по громкой связи. Мы никогда такого не позволяем. Но этот раз был особенным…


ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ О СПЕЦПРОПАГАНДЕ

Интересно, разглашаю ли я сейчас государственную тайну? Я ведь хорошо помню этот учебник с синим смазанным штампом спецчасти…


«ПОД НЕБОМ ГОЛУБЫМ»: ВЫ ТОЧНО ЗНАЕТЕ, КТО АВТОР?

Началось все с одной из грандиознейших мистификаций XX века…


КАК СЕБЯ ВЕСТИ, ЕСЛИ ВИДИШЬ ГОЛУЮ ЖЕНЩИНУ В МЕТРО

Тут в Лондоне случилась гениальная история. О ней написал у себя в фейсбуке актер Скотт Спэрроу.


ЗИЛЬБЕР, КОТОРЫЙ ПОБЕДИЛ СТАЛИНА

Когда знаменитый писатель Вениамин Каверин только приступил к наброскам плана «Двух капитанов», его старший брат Лев Зильбер выл от боли, получая...


НЕ ПО-ЛЮДСКИ

— …И то, какую неблаговидную роль в ней играют твои эти… ну как сказать… такие же, как вы, ты, то есть…


БОРИС СТРУГАЦКИЙ: ФАШИЗМ — ЭТО ОЧЕНЬ ПРОСТО

Чума в нашем доме. Лечить ее мы не умеем. Более того, мы…


ЗАКЛЮЧЕННЫЙ ДА ВИНЧИ

Перед смертью этот человек завещал запаять все свои бумаги в цинковый ящик…


КОРОЛЬ КАИН XVIII

Вот каким образом 50 лет назад можно было взять и сделать сегодняшнюю сводку новостей?


А ВОТ ТАК ДЕЛАЮТ МОСТОВУЮ В ГОЛЛАНДИИ

И в США так же. У нас только почему-то мужик с молотком отдельно и криво каждый брусок забивает…