При подготовке иллюстрации использовано фото Олега Никишина

При подготовке иллюстрации использовано фото Олега Никишина

Поделись Сгущенкой с другом

Владимир Яковлев: без шуток

Я, честно, невысокого уровня о своих умственных способностях. Те, кто меня знает, могут подтвердить: у меня вообще куча недостатков и странностей. Но вот интуиция меня вроде никогда еще не подводила. И я поэтому пишу этот пост. Я уверен, что России в самое ближайшее время — недели, месяцы — предстоит один из двух сценариев.

Либо — смена власти с совершенно непредсказуемыми и опасными последствиями. Либо — тяжелейший социальный кризис с уличной преступностью, нехваткой самого необходимого и реальной опасностью для жизни и здоровья граждан.

Поэтому безо всяких шуток:

Если есть возможность, УЕЗЖАЙТЕ И, ГЛАВНОЕ, УВОЗИТЕ ДЕТЕЙ.

Ок, не навсегда — на два три месяца (это можно без визы), на полгода. Но — уезжайте. Если за это время ничего не произойдет и ситуация наладится, я сам буду рад ошибиться.

Я понимаю, что те, кому сегодня 25–30, не чувствует реальность таких сценариев. Я тоже их в этом возрасте не чувствовал. Пока однажды не вернулся из отпуска, не позанимался с утра спортом на «Динамо», не вышел из спортзала, не сел в машину и не обнаружил, что вместе со мной на красном светофоре у Белорусского стоят танки и другая разрозненная боевая техника.

Это было утро 19 августа 1991 года, утро ГКЧП. Три ночи подряд город с трепетом вслушивался в автоматные очереди за окнами. Тогда все чудом не кончилось смертоубийством. В этот раз чуда не будет потому, что те, кто тогда был слаб, сегодня — сильны, а тех, кто тогда был в стране и имел возможность повлиять на ситуацию, сегодня в стране нет.

Перевороты всегда происходят неожиданно. Переворот в Румынии начался с митинга в поддержку ее тогдашнего правителя — Чаушеску. Последние выборы в Верховный Совет СССР перед распадом страны прошли при полной «поддержке и одобрении» ее населения. А гражданская война в России началась с беспорядков в Петербурге, о которых вообще никто в стране не знал и которые только спустя многие десятилетия назвали «великой октябрьской революцией».

Нельзя считать внешнюю уверенность власти в себе признаком стабильности. Существует два классических признака близких социальных катаклизмов:

  1. Общее, сильное недовольство населения АБСОЛЮТНО НЕВАЖНО ЧЕМ (в том числе и по совершенно различным причинам — но общее).
  2. Разделение общества, в здоровом варианте представляющего собой огромную палитру разнообразных политических мнений, на два противоборствующих лагеря, занимающих прямо противоположные, лишенные каких бы то ни было оттенков позиции, в равной степени несущие высокий эмоциональный заряд по отношению друг к другу. Оба эти признака присутствуют сегодня в России. По моему ощущению, предстоящей катастрофы избежать уже нельзя. Ее можно только пережить.

Я знаю, что меня не услышат, но все равно скажу: нужно перестать ругаться и разбираться, кто прав. Поскольку это уже неважно. Это можно будет выяснить потом. Сейчас важно только, как мы будем людей спасать — живых людей, вне зависимости от их политических убеждений.

Потому что очень скоро очень плохо, очень страшно и очень опасно будет абсолютно всем.

Я думаю, что ни у одного нормального человека сегодня нет сомнений в том, что власть совершенно недееспособна и реально не имеет эффективных рычагов управления страной в принципе, а уж в кризисной ситуации — тем более. Вообще, ситуация такая, что вот прямо хоть комитет общественного спасения создавать. Не для того, чтобы свергнуть власть. Это-то она благополучно сделает самостоятельно, безо всякой помощи. А для того, чтобы спасать людей в той ситуации, которая стране предстоит в самое ближайшее время.

Я очень надеюсь, что кто-нибудь — поумней и попрозорливей меня — такой комитет тихо и без шума (как это и правильно, кстати) уже давно создал или создает. Навальный ли, Ходорковский ли. Но если я ошибаюсь и ничего такого нет, то прямо нужно делать немедленно. Могу даже название посоветовать. Назовите 19-20? В честь той единственной ночи с 19 на 20 августа 1991 года, ночи Белого дома, когда страна действительно была едина в общем желании спасти себя.

 
 
 

ВЫПУСК #11 / ВЫПУСК #10

А ВЫ ЗНАЕТЕ, ПОЧЕМУ Я ОСТАЛСЯ ЖИВ В ЛАГЕРЯХ?

СЕРГЕЙ ПРОТАСОВ:
ДОНОС НАПИСАЛ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НЕ ПОЛУЧИЛ ДОЛЖНОСТИ КОМПОЛКА

Назначение праздновали прямо на аэродроме: дед пил, пел, плясал, заочно обзывал Васю Сталина…


ТАТЬЯНА ЛАБУЗОВА:
МОЕГО ПРАДЕДА ЯКОВА УБИЛИ ЗА УСЕРДИЕ

Его восемь детей росли с тяжелой печатью: «отец — враг народа»…


АЛЬБЕРТ ШНАЙДЕР:
ВРАЧУ ПОНРАВИЛСЯ ПИДЖАК ДЕДА…

«Я рос с ощущением, что советское государство опасно для людей…»


ВЛАДИСЛАВА СОЛОВЬЕВА:
ПРИГОВОР ИМ ОБЪЯВЛЕН НЕ БЫЛ

Государство продолжало лгать, скрывая свои преступления…


АННА РАСКИНД:
НАСЛУШАЛ ОН ИМ НА РАССТРЕЛЬНУЮ СТАТЬЮ

Дядя Миша нашел того человека, что выдал всех, плюнул и ушел…


ОСВЕНЦИМ: СОВЕТСКАЯ ВЕРСИЯ

Красная Армия освободила Освенцим, но советские лагеря она охраняла до последнего


БЕЗЛИЧНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Когда преступление оформляется через суды, вина за содеянное властью начинает растворяться…


НОГИ ПУШКИНА И СОВЕТСКАЯ ЦЕНЗУРА

Голоногий Пушкин задел ревнителей монументального образа…


Вся нынешняя российская политика — за две минуты