Поделись Сгущенкой с другом

#бессмертный_барак

ТАТЬЯНА ЛАБУЗОВА:
МОЕГО ПРАДЕДА ЯКОВА УБИЛИ ЗА УСЕРДИЕ

Взгляните на эту старую фотографию: красивые лица, добрая русская семья. Это семья моего прадеда Якова Васильевича Осипова, отца моей бабушки Елены Яковлевны Осиповой (она в центре фотоснимка).

Яков Васильевич родился в крестьянской семье. Его отец, как сказано в следственном деле, — середняк: имел дом, лошадь, трех коров, трех овец, трех телят. Прадед получил образование лишь в сельской школе, но стал грамотным служащим, отцом большого семейства, жившего в относительном достатке в своем двухэтажном деревянном доме. В 1917 году, работая в земской управе, был избран по спискам кадетов в Тихвинскую городскую думу. И позже, в советское время, работал в различных учреждениях лесной промышленности, жил по провинциальному укладу. Семья, заботы, хозяйство и жизненные проблемы простого человека — мещанина в хорошем смысле слова. И вот арест, расстрел…

Как случилось, что прадед оказался в «кровавой колеснице»? Ответ почти очевиден: он был приметен в своем небольшом городке умом, инициативой и старанием — всем тем, что в старые времена называлось усердием.

Серебряная медаль «За усердие» — царская награда волостному писарю Куневичской волости Тихвинского уезда Новгородской губернии Осипову Якову Васильевичу. Медаль, полученная в 1912 году и обнаруженная в металлической коробке со старыми гвоздями и пуговицами во время обыска и ареста в 1938 году стала единственной вещественной уликой в деле НКВД по обвинению Осипова как участника контрреволюционной повстанческо-террористической эсеровской организации.

Какие еще были доказательства его вины, кроме медали? Якобы до революции был секретным агентом полиции (основание: его жена Осипова Мария Спиридоновна, в девичестве Григорьева, была дочерью полицейского урядника). Якобы уже в советское время, будучи бухгалтером леспромхоза, «…задерживал выдачу зарплаты и срывал снабжение инструментами колхозников» (доказательства не приводятся). Якобы «…на тайном собрании эсеров, под видом пьянки, в доме у свояков — Обернибесовых спел вместе с ними гимн “Боже, царя храни”» (смешно и грустно, но тем не менее, если приведено в следственном деле, должно быть и доказано, хотя бы показаниями свидетелей, — доказательства не приводятся). Вот, пожалуй, и всё, если не считать самооговоров: «да, я клеветал на социалистическое правительство; да, я восхвалял фашистский строй; да, я проводил эсеровскую агитацию среди крестьян». Способы получения и цена таких признаний хорошо известны.

У начальников Тихвинского райотдела НКВД Варюхичева и Власова, наверное, «следовательская» работа была организована, как везде в то время, по-злодейски. Между днем ареста и первым допросом (через неделю) формально нет каких-либо встреч, но уже в первом протоколе подследственный дает решительное согласие быть откровенным, сотрудничать со следствием и признается, что на протяжении ряда лет занимался контрреволюционной деятельностью. Еще через две недели (видимо, быстро не клеилось, все-таки с чем-то не соглашался!) в протоколе появляются «…дополнительные показания обвиняемого», в которых гладко фиксируются признания вины и изобличения главного фигуранта по делу — Тихомирова П. М.

В обвинительном заключении говорится, что Осипов Я. В. признал себя виновным полностью и изобличается показаниями других обвиняемых. Но есть небольшая деталь в одном эпизоде. Да, он признается и подписывается под словесными идеологическими штампами в свой адрес: «заговорщик», «террорист», «вредитель», «враг ВКП(б) и социалистического строя»; но когда следователь его спрашивает: «Значит, вы являлись тайным полицейским агентом?», — отвечает с пониманием юридической тонкости: «Я подписку быть полицейским агентом не давал». То есть можете называть меня хоть шпионом, хоть агентом, согласен, а по сути — нет. Ведь известно, полицейские агенты, даже тайные и нештатные, всегда дают такие подписки, и проверить это легко по старым архивам, которыми распоряжается НКВД. Так что не врал Осипов — не был он агентом полиции.

Яков Васильевич Осипов и 17 его однодельцев во главе с Петром Михайловичем Тихомировым расстреляны согласно протоколу Особой тройки УНКВД ЛО № 338 (секретарь Обкома ВКП(б) Кузнецов, прокурор Ленинграда Позерн, начальник УНКВД Литвин) от 20 марта 1938 года. В предписании на расстрел их порядковые номера 55–72. Всего в предписании значатся 99 приговоренных к высшей мере наказания. Все считаются расстрелянными 9 апреля 1938 года. Предположительно прадед захоронен на Левашовском кладбище (так называемая Левашовская пустошь) под Санкт-Петербургом.

Его восемь детей росли с тяжелой печатью: «отец — враг народа», которую носили восемнадцать лет. А после полной, но формальной реабилитации в 1956 году чиновничье и социальное недоверие к детям «врагов» негласно сохранялось ещё долго. Так что пришлось детям Осипова испытать на себе и унизительные ограничения, и обиды от власти, виновной в их главной жизненной трагедии.

А внуки, правнуки? Очень жаль, что им уже не досталось живого общения с достойным человеком. Но хуже то, что в родовой — и не очень давней — истории возникла характерная для этого смутного времени пустота. Кто он, кто его родители, родственники, друзья? Эти темы, в прошлом «неудобные» или даже запретные для обсуждения, сегодня сложны, так как поговорить уже не с кем. Все ушли в мир иной, и мало что известно о безвинно расстрелянном, кроме того, что можно прочесть в следственном деле НКВД. Очень мало человеческих воспоминаний, и трудно написать даже крошечный очерк о «забытом имени», о бухгалтере из Тихвина, который, как, впрочем, и мы, не мог понять: за что?

 
 

ВЫПУСК #11 / ВЫПУСК #10

А ВЫ ЗНАЕТЕ, ПОЧЕМУ Я ОСТАЛСЯ ЖИВ В ЛАГЕРЯХ?

СЕРГЕЙ ПРОТАСОВ:
ДОНОС НАПИСАЛ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НЕ ПОЛУЧИЛ ДОЛЖНОСТИ КОМПОЛКА

Назначение праздновали прямо на аэродроме: дед пил, пел, плясал, заочно обзывал Васю Сталина…


ТАТЬЯНА ЛАБУЗОВА:
МОЕГО ПРАДЕДА ЯКОВА УБИЛИ ЗА УСЕРДИЕ

Его восемь детей росли с тяжелой печатью: «отец — враг народа»…


АЛЬБЕРТ ШНАЙДЕР:
ВРАЧУ ПОНРАВИЛСЯ ПИДЖАК ДЕДА…

«Я рос с ощущением, что советское государство опасно для людей…»


ВЛАДИСЛАВА СОЛОВЬЕВА:
ПРИГОВОР ИМ ОБЪЯВЛЕН НЕ БЫЛ

Государство продолжало лгать, скрывая свои преступления…


АННА РАСКИНД:
НАСЛУШАЛ ОН ИМ НА РАССТРЕЛЬНУЮ СТАТЬЮ

Дядя Миша нашел того человека, что выдал всех, плюнул и ушел…


ОСВЕНЦИМ: СОВЕТСКАЯ ВЕРСИЯ

Красная Армия освободила Освенцим, но советские лагеря она охраняла до последнего


БЕЗЛИЧНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Когда преступление оформляется через суды, вина за содеянное властью начинает растворяться…


НОГИ ПУШКИНА И СОВЕТСКАЯ ЦЕНЗУРА

Голоногий Пушкин задел ревнителей монументального образа…


Вся нынешняя российская политика — за две минуты