Поделись Сгущенкой с другом

ХВАТИТЬ ОТЛИВАТЬ!

И вот теперь — памятник Дзержинскому. То Николаю II ставили, вероятно, за миллионы бездарно загубленных в Первой мировой, теперь этому вурдалаку. Гадят в подъезде — козни Госдепа. Я не говорю, что их нет: наверняка добавляют мочегонное в нашу русскую кока-колу, — но вы хоть в своем подъезде не мочитесь. Потерпите еще один лестничный пролет, гордые и несгибаемые. Если уж богоносцы, то хоть донесите до унитаза мочу.

Страшная кара обрушилась на мой бедный народ — эпидемия тотальной зависти и обиды. Не любим мы никого, никто нам не нужен, потому что все плохие. А мы — хорошие. И если отливаем у себя в парадном, так это наше дело — русское, и не суйтесь. Если убиваем кого, особенно своих, — то не со зла, а с любовью во Господе. И Господь у нас свой, импортных нам не надо. Блондин, викинг, Рагнар Лодброк. Убитый жыдами за православие.

Недавно два промыслительных закона приняли, исцеляющих все хвори. Один гласит: кто в интернете старое помянет, тому глаз вон, второй — что если кто погибнет за Родину, а войны нет, то значит, никто и не погиб. Коли ничего не помнить, то и грустить не о чем. Не те, не те лекарства ищет Европа. Может быть, Госдума права и нас всех радикально вылечит только Альцгеймер?

Спорить можно, лишь заткнув рот оппоненту, бороться с врагами —настроив против себя друзей. Какая разница, либерал ты или государственник, если в дискуссии у нас на всех один аргумент — ненависть к друг другу? Ненавидят все: интеллигенты в десятом поколении, государственные мужи, эмигранты, мигранты, геи, нацики, пацифисты, демократы, попы (особенно), матери семейств и деятели искусств. И тут еще Феликс, блин, восстает из пепла. В железном пальто с торчащей над ней маленькой страусиной головой и козлиной бородкой, стекающей с вампирской морды, как сгусток чужой крови. Уж лучше тельцу золотому кланяться, чем чугунному всененавистнику.

Граждане! Хватит отливать! Умоляю! И так уж вонь вселенская на Руси. Оставьте мертвым хоронить своих мертвецов.

Мой народ превращен в зомби, а теперь у этого полутрупа возникает эрекция: чугунный истукан чуть пониже вселенского пупа — Кремля. И мы все завороженно наблюдаем этот процесс: «Встанет? Не встанет?» Какой стыд, дорогие товарищи, дамы и господа… Символ садизма, гражданской войны и братоубийства встает над Россией во всей своей остолбенелой мерзости.

Я не либерал, но я бы, Парамон (Карл?), к ним хоть на один день записался, только чтобы заново этого истукана свалить.

Если не голосуете против — вы все равно голосуете. За подвалы, стенки и лагеря. За те же самые шестизарядные грабли в те же самые бледные от ужаса лбы.

Опомнитесь. Мрак опускается на Россию — такой густой, что найти дорогу домой можно будет только по запаху. И если вас это не беспокоит, то можете дальше мочиться в подъездах. Русский бес пахнет не серой, а сами знаете чем. И еще — на весь мир — кровью.

 

Текст: Сергей Протасов
Фото: Getty Images
Фото в рассылке: Getty Images

 
 

ВЫПУСК #9 / ВЫПУСК #8

Три вопроса
ЕВГЕНИЮ ЧИЧВАРКИНУ

ХВАТИТ ОТЛИВАТЬ!

Страшная кара обрушилась на мой бедный народ — эпидемия…


родник

У нас за огородами был родник. Обычный колодец в бетонных кольцах…


КАПИТАН КЕНГУРУ: ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ!

Без кошечек, фриков, Путина и сисек…


ДЭВИД ЛИНЧ, КОТОРЫЙ ИЗБАВЛЯЕТ ОТ СТРАХА И НЕНАВИСТИ

Вот уже девять лет культовый режиссер Дэвид Линч не снимает кино. Он решил посвятить себя…


ВИКТОРИЯ ВАЛИКОВА, КОТОРАЯ ЛЮБИТ ЛЮДЕЙ И ИНФЕКЦИИ

Если бы доктор Хаус был женщиной и жил в Гватемале, его бы…


ДРОНЫ В ГОРОДЕ!

Москва стала единственным местом, где он наткнулся на запрет…


ОКНА

— Хочешь тоже посмотреть? — Худая мозолистая ладонь протягивала мне старенький бинокль советского производства…


БОГ — ДИДЖЕЙ!

А вы до сих пор считаете, что все в мире происходит само собой?


АРОН БОРИСОВИЧ ГОРОДЕЦКИЙ

Голод был такой, что мой дядя долго не мог встать на ноги и ел штукатурку с печки, а папа от вида еды на базаре падал в обморок…