Поделись Сгущенкой с другом

#общие_слова

Патриотизм — это рабство

Часто говорят: родина — это как родители. Ни родину, ни родителей не выбирают.

Но это не совсем верное сравнение.

Ведь человек рано или поздно обзаводится собственной семьей и покидает родителей; навещает их, помогает им, но не живет в их доме, под родительской властью. А если кто-то живет с родителями уж слишком долго, то считается, что у этого человека какие-то психологические и социальные проблемы.

Но самое главное различие вот в чем. Родители — это всегда те же самые люди. Даже постарев, родитель остается все тем же родителем, не меняет место и дату рождения и не превращается из Петра Ивановича в Викентия Макаровича.

А вот родина… Представим себе русского человека, родившегося в 1910 году и умершего в 1995-м.

Он родился и успел пожить в Российской империи, потом вдруг оказался в Советской России, потом в коммунистическом СССР и уже на закате лет — в демократической Российской Федерации.

Границы менялись. Политика — тоже. Учебники истории переписывались. Города и улицы переименовывались. Литературные классики чередовались. Отменяли букву «ё» и вводили снова. Затопляли водохранилищами родные деревни. Запрещали частную торговлю и свободную прессу, потом разрешали. Уничтожали церковь — возрождали церковь.

Что же такое родина — единожды данная и неизменная?

Родина — довольно сложная конструкция.

Это территория с более или менее определенными границами и привычными способами передвижения, что дает ощущение «своей страны».

Это ландшафт и климат, привычный пейзаж и привычная погода.

Это язык — разной степени богатства и рафинированности. Культура, вписанная в язык и ландшафт. Это житейские обычаи, то есть устройство семьи и круга общения, навыки поведения в обществе, еда и застольные манеры, а еще нечто, что мы называем «национальным характером». Это люди — семья, круг друзей, соседей, уважаемых личностей, в том числе исторических.

Это история страны как ценность, ее славные и бесславные страницы.

Это политический режим, зачастую воплощенный в отдельных личностях.

Наконец, это законы государства.

Все это — родина.

Нельзя путать страну с правительством. Хотя страны без правительства тоже не бывает, это надо честно признать. (Замечу в скобках: если в стране нет вообще никакого правительства, из такой страны надо срочно уносить ноги.)

Главное же — можно любить одни составляющие родины, а другие — просто едва терпеть. Можно терпеть любое правительство ради милого сердцу пейзажа, звуков родного языка и знакомых лиц на улицах города, можно призывать себя «слушать музыку революции», а можно с ужасом бежать из страны, где власть захватила пьяная матросня под руководством подкупленных немцами полуинтеллигентов. Можно знать наизусть всего «Онегина», а можно косноязычно блякать через каждое слово — но при этом любить родину, да, да, да!

Не надо делать культа из своей личной любви к родине. Не надо навязывать свой способ любви — другим.

Кто сильней любил Россию? Набоков-старший или Чичерин? Деникин или Фрунзе? Бунин и Шмелев или Бабель и Фадеев?

Тем более что любовь русских писателей к родине часто совершала удивительные пируэты: взять, к примеру, судьбы Блока и Горького…

Пожизненный контракт без права расторжения, заключенный без ведома человека, прямо в момент его рождения, — вы бы согласились на такое?

Конечно нет.

Потому что такой контракт называется рабством. Раб, сын раба и отец раба — Господи, тоска-то какая смертная!

Вот что имел в виду Лев Толстой, когда написал «патриотизм — это рабство».

И никакой идеологии.

 

Источник
Текст: Денис Драгунский
Фото: Getty Images
Фото в рассылке: Surian Soosay

 
 

ВЫПУСК #7 / ВЫПУСК #6

Три вопроса
Владимира Яковлева Татьяне Лазаревой

До

В воздухе разносился скрежет и лязг метала. Закованные в сталь рыцари били друг друга огромными кусками железа…


Вехи.
Что случится
на следующей неделе

Как Брежнев искал Мишеля

— Нет такого гражданина в СССР, — упавшим голосом ответствовал министр. — Не нашли, Леонид Ильич…


Как родился Владимир Путин

Еще пятнадцать лет назад на это можно было посмотреть по телевизору.


ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ

Мама и папа видят приближающееся звено боевых самолетов и начинают подпрыгивать и махать…


Дэниел Киш, который учит зрению

«Наткнуться на столб — это неприятность. Но когда тебе навсегда запрещено сталкиваться со столбами, это огромное несчастье!»


Парад русалок

Каждый год в Бруклине проходит парад…