Поделись Сгущенкой с другом

«НАМ, ЛЮДЯМ, НАДО БЫТЬ НА ЗЕМЛЕ СКРОМНЕЕ»

Пусть вопросы будут простыми, а ответы — ну, посмотрим…

— Первый вопрос совсем простой. О чем этот пост?

— О том, что зоопарки — это чудовищный анахронизм, о том, что человек не царь природы, а случайное явление, о том, что нам, людям, надо быть на Земле скромнее.

— Почему этот пост, на ваш взгляд, приобрел такую популярность? Это для вас неожиданно или нет?

— Можно было предположить. Многих задела эта история. Очень эмоциональный компонент — Тбилиси, к которому у многих глубокие чувства. Тут и проблема Грузии, перед которой вся Россия несет ответственность. И на фоне этой грузинской истории совершенно отдельный сюжет с животными, очень визуальный, очень эмоционально заряженный. Когда беспомощные существа погибают, на улицах происходит отстрел, отлов. Все эти зайчики, львята…

— Вам не кажется, что многим проще пожалеть котиков и зайчиков, чем людей?

— Нет, никакого замещения здесь нет. Я такой тип рассуждений не принимаю, что если не жалеешь людей, то пишешь о животных. Это одно и то же, это живые существа — что люди, что животные. И надо говорить и о тех и о других. Любишь животных — значит, любишь людей. Любишь людей — значит, любишь животных. Я много пишу, делаю радио- и телепрограммы про собак, про догхантеров. И все: а, любишь собак? и не любишь людей? Это ведь неправильная аргументация.

— А как вы думаете, откуда она берется? Ведь вроде бы верно противоположное, это же логично: любишь одно живое существо — любишь другое.

— Это берется от нашей антропоцентричной перспективы. Это о том, что прежде всего достоин любви и сострадания человек, особенно слабые человеческие особи: дети, старики, инвалиды. А животные — это некий ресурс, материал. В том числе материал для сострадания, материал для развлечения. Это берется от совершенно тупого антропоцентризма.

— Для вас тут есть какая-то религиозная составляющая?

— Скорее антирелигиозная, конечно, немножко в кавычках. За экологический кризис современной цивилизации ответственно христианство. Оно назначило человека венцом творения и подчинило ему все живые и неживые существа. Скажем, в буддизме ничего подобного нет.

— Буддизм для вас — это абстрактное слово или чуть больше?

— Для меня это философская система, тип созерцания, который мне очень близок, хотя я не являюсь последователем.

— Вы сказали, что между Россией и Грузией есть проблема, и тема слоников и тигрят как-то на нее ответила. Вы эту проблему беретесь как-то назвать?

— У большой части гуманитарной, ответственной российской общественности есть чувство вины по отношению к Грузии. В отношении войны 2008 года. В отношении имперской политики, которую ведет Россия по отношению к Грузии на протяжении последних двадцати пяти лет. И неожиданная беда Тбилиси очень резонирует. Есть всемирная отзывчивость, но наводнения или разрушения в Боливии или в Греции меньше отозвались, чем Тбилиси — это особое место в нашем сознании, там наша домашняя Италия. Изначально здесь контекст сострадательный, гуманитарный по отношению к Грузии.

— Что, по-вашему, прекраснее всего в мире? Или проще: ваш рецепт счастья?

— Ох… Счастье — это симулякр, фетиш современной цивилизации. Я не стремлюсь к счастью. Хотя это в основе человечества — стремиться к счастью. Это такая просвещенческая утопия, как в американской конституции записано. Я не знаю, с чего люди взяли, что они должны быть счастливы.

— Это по-прежнему модно — счастье?

— Это вполне себе потребительская, консьюмеристская идея. Люди ищут счастья. Для чего иначе все эти тренинги, все эти психологические консультации, тонны глянцевых журналов, которые учат, как быть счастливым?

Для меня счастье — это рецепты. Это музыка классическая. Это природа. Это движение, чисто физическое, занятия спортом. Для меня счастье — это хороший разговор с человеком, какая-то душевная близость с человеком. Маленькие моменты в достижении гармонии себя с мирозданием. Находятся и существуют очень короткое время. А счастье как перманентное состояние — это уже, по-моему, идиотизм.

— А нынешнему русскому человеку свойственно стремление к счастью? Кажется, что стремление к саморазрушению и к разрушению чего бы то ни было сильнее…

— Русский человек, помести его в какое-то частное пространство, создает свой образ земного. Например, на шести сотках или в кабине автомобиля он обустраивает все — иконки навесит, георгиевские ленточки… Но наш человек более склонен к разрушению окружающей среды, чем западный.

Собственности у нас нет, корней у нас не образовалось, не к чему было привязаться, вся наша история — история отъема, грабежа, передела, борьбы государства с человеком. В этих условиях формируется беспечный тип личности. Он не привязан к собственности и не ценит окружающую среду. Не дорожит даже собственной жизнью. И как следствие, жизнью котиков и слоников.

 
 

ВЫПУСК #6 / ВЫПУСК #5

Три вопроса
Вячеславу Полунину

282-Я. С ОСОБОЙ НЕЖНОСТЬЮ

А вы любите детей? Хотя бы своих? Я вот к вам обращаюсь, товарищ водитель машины, на заднем стекле которой написано…


Война и смерть: просто цифры

Внимание: инфографика может повредить вашу картину мира!


Вехи.
Что случится
на следующей неделе?

Обнимашки

— Нет!!! Не двигайся, стой на месте! — услышал Николай истошный крик за спиной. Николай оглянулся и увидел, что в помещении…


ЗАДАНИЕ УЧИТЕЛЯ ЧЕЗАРЕ

Задание на лето аж из 15 пунктов? Бедные дети! Но почему же тогда все им завидуют?


ДВЕ РЕЛИГИИ — ОДНА МОЛИТВА

Кэри Фрайд, убежденная сионистка, потом рассказывала, что когда услышала «Аллах акбар!» в метре от себя, то чуть не…


ГОЛЫЙ ВЕЛОПРОБЕГ

А вот как в последнее воскресенье боролись против урбанизма и машин в Лондоне, Брайтоне и других городах. Они не просто разделись, а…


Вперед, к палеолиту!

Абсолютное равноправие полов, моногамия и максимальная расположенность к сотрудничеству и кооперации — вот три основания…