main.jpg
Поделись Сгущенкой с другом

Уникально двинутые

Режим развалится или не развалится? А как развалится? А когда? А есть ли шансы у оппозиции? Или нет? Путин удержится? А есть ли конфликт внутри Кремля?

Мы бесконечно задаем друг другу вопросы, которые не имеют абсолютно никакого значения.

И в этом занятии сильно напоминаем группу сорвавшихся со скалы альпинистов, которые в полете увлеченно обсуждают причины плохой организации работы на фабрике — производителе альпинистского оборудования.

Друзья, я должен вас огорчить. Мы не уникально ебнутые, мы ебнутые банально.

Российский тоталитарный режим — банален. Он не уникален, не исключителен. Он — обречен, или, точнее, стал обреченным с той минуты, как стал тоталитарным. Режим развалится потому, что в современном мире тоталитарные режимы нежизнеспособны. И попытки управлять современной страной методами, доступными тоталитарному режиму, аналогичны попыткам провести успешную нейрохирургическую операцию с помощью топора.

Нюансы того, как именно это произойдет, возможно, занимательны, но не значительны. Беспокоиться нужно не об этом, а о том, как мы все — вне зависимости от политических преференций, религиозных ориентаций и сексуальных склонностей — это время переживем.

Нейрохирургическую операцию с помощью топора проводят ведь собственно на нашем мозге. И если судьба оперирующего топором волнует нас больше, чем наши собственные шансы выжить, — так это лишь потому, что местная анестезия еще не отошла. Это удовольствие нам предстоит.

Хорошее, изящное выражение «личные стратегии», конечно, звучит лучше, чем «как бы жопу спасти?», но по смыслу мало отличается. Люди, отказывающиеся идти на улицы для борьбы с режимом, — это живые люди. Люди, охмуренные пропагандой ненависти, — живые люди. Развал страны, коллапс управления, который происходит сейчас и будет происходить в ближайшее время, в равной степени заденет абсолютно всех, вне зависимости от взглядов, национальностей и степени ответственности за происходящее.

Безработица будет. Хаос будет. Потеря управления будет. Социальный взрыв может быть.

Мы не уникально ебнутые. Мы ебнутые банально. И у болезни, которой болеет наша страна, есть хорошо описанные и хорошо известные стадии. Их не имеет никакого смысла обсуждать или прогнозировать, их можно просто посмотреть в справочной литературе по тегу «тоталитаризм».

И конечно, занимательно, выступит ли сыпь, свидетельствующая о начале следующей стадии, на морде или все-таки на жопе пациента? Но реальный вопрос заключается в том, удастся ли нам ВСЕМ эту стадию пережить и как бы это сделать?

 

Текст и фото в рассылке: Владимир Яковлев
Фото: Jernova

 
 

ВЫПУСК #4 / ВЫПУСК #3

Три вопроса
Владимира Яковлева
Виктору Шендеровичу

Заключенный Да Винчи

Перед смертью этот человек завещал запаять все свои бумаги в цинковый ящик…


Ренато Грбич, который дает людям еще одну жизнь

У 54-летнего сербского ресторатора Ренато Грбича очень необычное «хобби».


Вехи.
Что случится
на следующей неделе?

АЛЕКС БОБЕС, КОТОРЫЙ ДЕНЕГ ЗА ЭТО НЕ БЕРЕТ

У 25-летнего румына Алекса Бобеса не бывает выходных. Ночью Алекс работает…


Ну, что мне вам сказать?

Двадцать вещей, которые полезно говорить (девятнадцать, не считая пуканья)