«Пропаганда сегодня — новая отрасль бизнеса. И даже власть уже не в силах ее сдержать»

Номинант премии Мулбабара Андрей Мовчан отвечает на наши вопросы.

— На каких фактах основан ваш пост?

— Если для кого-то загадка, откуда это, то он не читал ни Солженицына, ни Шаламова, ни Галича, ни многих других. Я, конечно, выдумал всю историю, но ни одной «оригинальной» детали в ней нет — все это описано тысячи раз, в основном в документальных и научных работах, да и в архивных материалах.

– Почему вы написали этот пост?

— Я не писатель, пост этот написал, пока летел около часа из Хельсинки в Москву. Вопрос, ответом на который пост и явился, кажется мне крайне важным. Дело в том, что мы увязли в непродуктивной дискуссии «либералов» с «патриотами» о том, что важнее: имидж страны и ее успех или благосостояние и качество жизни отдельного человека.

Эта дискуссия фальшивая, навязанная нам обстоятельствами. На самом деле одно не бывает без другого, правы и первые, и вторые и одновременно — все неправы, так как пытаются эти грани противопоставлять. А в то же время мы упускаем реальную опасность, которая может стоить нам страны и многих жизней: в надвигающемся на нас выборе между какой-никакой демократией и тоталитаризмом фашистского типа все большее количество людей склонно колебаться, допуская возможность репрессивного тоталитаризма, ловясь на умствования о «комплексности оценок» и откровенной лжи о мифических преимуществах «твердой руки» и «эффективного менеджмента».

Мы увлечены борьбой с существующим в России сегодня мягким авторитаризмом, а надо думать о режиме, который придет ему на смену, — вот где главная опасность.

– Что это за человек, которому надо объяснять, отчего тоталитаризм — это плохо?

— Это, на мой взгляд, неклиническая форма психопатии — человек не способен вообразить, прочувствовать, поставить себя на место другого. Для него люди — просто факты, объекты, статистика, а не боль, радость, страх или любовь. Он смотрит на мир, как на шахматную доску. Таким людям помогает упражнение с визуализацией — помочь представить человеческие чувства, ощутить себя на месте жертв. И конечно, есть еще масса неинформированных или даже дезинформированных лживыми агитаторами людей, которым внушали что-то типа «были отдельные перегибы, но никого просто так не сажали, зато страна бурно росла, была крайне успешной, без жесткой власти ничего бы не было…». В этой пропаганде каждое слово — ложь, но, чтобы это понять, надо обладать либо обостренным нравственным чувством, либо хорошими знаниями.

– Почему вы говорите, что вопрос этот встал остро в последнее время?

— Потому что мы столкнулись с агрессивным натиском тоталитарной пропаганды на общество, которая ложится на хорошо подготовленную почву кризисных настроений и полузабытой советской идеологии. Пропаганда сегодня — новая отрасль бизнеса, на которой можно много зарабатывать, это прочувствовано профессиональными агитаторами, и даже власть уже не в силах ее сдержать. Она принесла власти большой рейтинг. Но она же и уничтожит сегодняшний режим, потому что он становится ее заложником и не может свернуть с колеи.

В то же время эта пропаганда формирует тех, кто этот режим сможет поменять. Это не интеллигенты, не Болотная, не креативный класс, который может только писать блоги и протестовать на площади. Это жесткие люди, без воображения, для которых Сталин — это кумир, жесткая рука — решение проблем, сами они рассчитывают на хорошее место в тоталитарной иерархии.

Сегодняшняя пропаганда со стороны режима — это продукт его страха за себя. Но этой пропагандой наше общество сильно повреждено.

Тем не менее я надеюсь, даже уверен, судя хотя бы по откликам на статью, что наше общество не мертво, в массе мы люди, а не звери. Здоровых очень много. Я уверен, что нас много больше 50 процентов. Нас надо как-то консолидировать.

– Возможно ли что-то сделать с этим состоянием общества?

— Надо не забывать о коллективной психотравме в нашей истории, о геноциде, причем в разных его формах. Например, волна эмиграции в последние годы — это тоже форма пусть не насильственного, но геноцида.

Нам нужна тотальность просвещения. Это медленно. Но каждый, кто в состоянии — а это сотни тысяч, — должен заниматься этим просвещением. Каждый должен включаться в диалог с нацией. Надо переписывать учебники.

– Если коротко подытожить?

Первое. Я исхожу из того, что еще многое можно изменить.

Второе. Я считаю, что опасность тоталитаризма и репрессий реальна.

Третье. Вопрос в том, успеем мы или нет что-то изменить, но ответ зависит от нас.


 

ВЫПУСК №2 / ВЫПУСК №1

Владимир Яковлев задал Глебу Павловскому три вопроса – про то, чего ждать от Кремля, к чему готовиться и уезжать ли из страны?


ДИАГНОЗ: ПРЕЗИДЕНТ

Каждый без исключения правитель через 8-10 лет у власти неизбежно страдает психическим заболеванием, заключающимся в …


Божий доктор

Впервые за всю историю города за его гробом, взявшись за руки, шли со слезами на глазах православный священник, раввин и мулла…


КАРТОЧНЫЙ ФОКУС

Хотите узнать, насколько трудно вас обмануть? Посмотрите это видео и узнаете.


ЗВОНОК САМОУБИЙЦЫ

Повеситься? Вскрыть себе вены? Броситься с крыши? Одна моя знакомая решила …


Разговоры о том, в чем же все-таки заключается главная причина сегодняшних проблем России, часто сильно напоминают сюжет этого видео.